Ivan Bushuev

Ivan Bushuev's project "nerest" was firstly created for composing music for myself and archiving stories as a diary or a book. He often used sound recordings as roentgenogram of a space: it was a complex of his own musique concrète and noises which form-up the shapes. Basically, he tries to teach himself to strain one's ears to hear fields. The project acquired its name in Perm in 2013. At that time Bushuev thought that life initially includes death: spawn is a necessity of new life as a generic circle and existence of sense; on the other hand, it is death or inevitability of genesis of life. For him it is quite an old-fashioned thought; it is also the same with the music that surrounded him and was being composed only at home, exploring a certain of his own perfect improvisation with that world he tried to hear-out and feel-out. It was created and almost at the same point it died. It is also important to realize that spawn is a temporary occurrence - the point Bushuev experiments with in "nerest".

Иван Бушуев изначально создал проект «Нерест» для сочинения музыки «для себя» и архивации историй, подобно дневнику или книге. Он нередко использует звуковые записи как рентгенограммы пространств, в которых находится. Проще говоря, это сочетание его собственной musique concrète и шумов, образующих формы. В целом, он стремится к напряжению слуха таким образом, чтобы раскрыть восприятие полей. Проект получил свое название в Перми в 2013, с приходом к автору понимания взаимосвязи жизни и смерти. С его точки зрения, рождение связано с необходимостью новой жизни в контексте общей цикличности и обеспечения существования смысла, с другой стороны, речь идет о смерти или неизбежности возникновения жизни. Автор признает, что эта мысль не нова, как и музыка, окружавшая его и сочинявшаяся им дома, при помощи которой он исследовал возможность безупречной импровизации в миром, который он пытался расслышать и почувствовать. По его словам, созданное им погибло почти в тот же момент. Для автора важно понимание, что рождение — временное происшествие, но точка, которую он уловил, и этот барьер взглядов — и есть его «Нерест».